08.09.2014 – Сергей Собянин дал нтервью программе «Воскресное время» на Первом канале


© Фото: mos.ru

Ирада Зейналова: Московская кольцевая автодорога сейчас зона огромного строительства. Практически на всех направлениях строятся развязки, подобные этой. А там, где строится, там и пробки, там и трафик. И поэтому первый вопрос: как с графиком строительства?
 
Сергей Собянин: Причинно-следственная связь обратная: пробки не там, где идёт строительство, а мы строим там, где пробки. В местах пересечения крупных магистралей и МКАДа. При этом мы стараемся сохранить полосы движения для автомобилистов, организуя специальные дублёры на время строительства. Мы, конечно, делаем всё возможное, чтобы стройка была короче. И сегодня крупные транспортные узлы строятся не более двух лет. Вот эта развязка на Волгоградке строилась один год и два месяца. Хотя по проектам организации дорожного строительства она должна строиться года три. Мы изменили конкурсную документацию, проектную документацию, сжали сроки, обеспечили чёткое финансирование, заставили строителей организоваться и сконцентрироваться на таких пусковых объектах — и ситуация изменилась радикально. Мы увеличили темпы строительства раза в полтора-два как минимум.
Ирада Зейналова: Не в ущерб качеству?
 
Сергей Собянин: Не в ущерб качеству, конечно. Такие фундаментальные объекты, вы сами их видите, по ним уже ездят миллионы автомобилистов и могут сказать, качественные они или нет.
 
Ирада Зейналова: Зимой всё будет готово, что запланировано?
 
Сергей Собянин: Вообще стройки в Москве не сезонные, они идут круглый год, и зимой, и летом. Только таким образом можно обеспечить быстрое возведение таких объектов. Но тем не менее из 10 крупнейших объектов на МКАДе в этом году будет запущено четыре. Причём два крупнейших объекта не только в Москве, но и по европейским меркам — это реконструкция Можайского шоссе и реконструкция Дмитровского шоссе.
 
Ирада Зейналова: Беспрецедентный объём строительства дорожного. Откуда столько денег?
 
Сергей Собянин: Часть затрат берёт на себя Росавтодор, из 10 развязок две строятся за счёт федеральных средств, это дорога-объезд, северный обход Одинцова, платная дорога на пересечении с Молодогвардейской развязкой, и Бусиновская развязка — дорога, которая пойдёт на Шереметьево и дальше на Питер, тоже платная дорога. Но при этом большая часть, конечно, — это городские деньги, городские объекты. Мы делаем таким образом, чтобы эти проекты строились дешевле для бюджета. Если, например, сравнить, то в 2010 году строилось 19 километров дорог и дорожно-мостовых объектов, сейчас строится 80. Объём финансирования мы увеличили в три раза, а количество объектов — в четыре. На четверть стали объекты дешевле.
 
Ирада Зейналова: А возможно ли в принципе московскую систему транспорта завязать в транспортные узлы?
 
Сергей Собянин: У нас больше 200 пересечений автомобильных дорог, метрополитена, пригородных электричек. Мы сейчас находится на стадии проектирования около 200 транспортно-пересадочных узлов уже в капитальном исполнении. Со следующего года такие объекты будут строиться.
 
Ирада Зейналова: За тот год, что мы с вами не встречались, Вы дважды расширили кольцо платных парковок? Насколько они эффективно действуют?
 
Сергей Собянин: Количество машин, которые заезжают в центр, стало меньше, скорость движения в центре стала лучше. Комфортность для пешеходов стала выше, потому что машины теперь не паркуются на тротуарах, поперёк дороги и так далее. И для самих водителей возможность припарковаться, как ни странно, стала лучше, в силу того, что раньше на бесплатной парковке она была занята круглые сутки одной машиной, сегодня в течение суток её оборачиваемость — четыре-пять раз. До этого все стояли дружно в пробке, припарковаться было негде.
 
Ирада Зейналова: То есть получается, Вы настаиваете на своём амбициозном плане: Москва — это город без пробок?
 
Сергей Собянин: Я надеюсь, что Москва будет городом, где можно будет спокойно передвигаться.
 
Ирада Зейналова: Появились замечательные за год пешеходные зоны, просто европейский город, гуляйте сколько влезет. Будут ли расширяться эти пешеходные зоны?
 
Сергей Собянин: Пешеходные зоны мы рассматриваем трёх типов. Первый — это как Никольская, по которой мы идём, и здесь вообще нет машин. Второй — бульвары, которые создаются в достаточно большом количестве в периферийных округах, в этом году их будет создано больше 30 километров, а всего пешеходных зон по Москве будет 50 километров в этом году. И есть третий тип пешеходных зон, в которых сохраняется движение машин, но оно сужается намного (как на Маросейке, как на Покровке, на Пятницкой, как на Большой Дмитровке), создаются широкие комфортные тротуары и небольшая проезжая часть, в одностороннем направлении двигаются машины.
 
Чисто пешеходных улиц в центре, скорее всего, в ближайший год создаваться не будет, хотя одна из перспективных зон расположена здесь, рядом — это Варварка.
 
Ирада Зейналова: А пешеходные зоны и расширение тротуаров не создают пробки в центре?
 
Сергей Собянин: Вот такие комбинированные пешеходные зоны с движением — они не ухудшают движение. Вы, наверное, прекрасно знаете Большую Дмитровку, уже достаточно большой опыт, год прошёл, как она функционирует, ничего плохого с ней не произошло. Единственное, что такая огромная масса машин, которые там парковались на тротуарах, поперёк улиц, её не стало. Стало организованное движение — оно стало точно быстрее, чем было. Поэтому выиграли и пешеходы, и автомобилисты.
 
Ирада Зейналова: Мы только что проехали целую череду эвакуаторов. И все уже, наверное, боятся бросить машину, потому что неотвратимость возмездия — это уже московская черта. А что ещё вы считаете принципиальным достижением этого прошедшего года?
 
Сергей Собянин: Ещё одна вещь, очень важная, на мой взгляд, — мы достаточно много и долго подступались к интерактивному общению с москвичами. У нас через портал госуслуг проходят уже миллионы услуг, около восьми миллионов в год. Портал «Наш город», где люди стремятся активно реагировать на то или другое событие, которое в городе происходит, или на те или другие проблемы, которые в городе есть, — тоже заработал в полную силу. Москвичам можно пожаловаться практически по большинству проблем, с которыми они сталкиваются по жизни. Потом мы создали отдельный сервис под названием «Активный гражданин», когда человек может принимать участие в обсуждении тех или иных городских проблем, начиная от вида Триумфальной площади, которую мы сейчас будем проезжать, и заканчивая переводом стрелок часов. Все эти проблемы, которые мы обсуждаем, по которым принимаем решения, мы отдаём им на откуп, чтобы понять их реакцию, понять их решение. Это инструмент, на мой взгляд, уникальный, уникальный в мире и в Москве, даёт возможность действительно быстро получать предложения от москвичей.
 
Ирада Зейналова: Этот год — он был очень непростой для Москвы именно по событиям. Я помню, как во время бирюлёвских беспорядков, например, причина — человек, убивший жителя Бирюлёвского района, был найден по записи камер слежения.
 
Сергей Собянин: 120 тысяч камер только муниципальных, я думаю, что их тысяч 80 ещё как минимум.
Ирада Зейналова: То есть 200 тысяч камер по Москве?
 
Сергей Собянин: Интегрированных в единую систему, которая оперативно передаёт сигналы правоохранительным органам и коммунальным службам, — их 120 тысяч и с каждым днём расширяется, охватывая новые сегменты — и наземный транспорт, и метро, и так далее, — система дополняется. И каждый год процентов на 40 — 45 увеличивается количество преступлений, которые раскрываются с помощью видеокамер.
 
Ирада Зейналова: Казалось, что в прошлом году миграционная обстановка была значительно более напряжённая в Москве, чем сейчас. О ней забыли, или проблему, скажем так, напряжения удалось снять?
 
Сергей Собянин: Напряжение отчасти удалось снять за счёт того, что приняты законодательные меры, в соответствии с которыми нарушитель высылается из страны или ему запрещён въезд. Это касается не единиц, как раньше было, а сотен тысяч. С другой стороны, происходит массовая легализация мигрантов, которые получают патент, встают на учёт и так далее. Это, конечно, тоже упрощает работу с ними.
 
Ирада Зейналова: Такое впечатление, что вы решаете проблемы современного города, а они навалились все сразу: и парковки, и пешеходные зоны, и мигранты, и камеры слежения.
 
Сергей Собянин: В любом мегаполисе проблемы накапливаются годами. Если их не решать, то они становятся критичными, как тот же транспортный коллапс. Застраивать хаотично торговлей, офисами, жильём, при этом не заниматься ни логистикой транспортной, ни развитием общественного транспорта, ни регулированием потоков, — это, конечно, закономерно привело к тому, что мы по трафику, по проблемам на дорогах вышли на первое место в мире. И любое расслабление в этом отношении, оно даёт очень серьёзные проблемы буквально через несколько лет.
 
Ирада Зейналова: Сергей Семёнович, идее многофункциональных центров уже около трёх лет, вот в эти дни уже три года исполняется.
 
Сергей Собянин: На самом деле МФЦ в стране существуют давно, но в Москве такого формата практически не было. А вот за три года — сегодня уже 96-й МФЦ открылся. Охват — практически 85 процентов территории города и большинства услуг, которые получает человек. Здесь видно перечень всех МФЦ, какие есть, соответствующие округа, сколько рабочих мест, сколько ожидают заявителей, не когда-то, а прямо сейчас, сию секунду. Вот сегодня, сию секунду 768 посетителей ожидают оказания услуг. Соответственно, время обслуживания этих посетителей по каждому центру колеблется от семи — девяти минут, до восьми — одиннадцати. И если мы видим проблему, среднее время ожидания — свыше 10 минут, оно красненьким выскакивает. Это говорит о том, что там какая-то проблема есть, значит, нужно больше открыть рабочих мест, соответственно, направить специалистов или разобраться, в чём там дело.
 
Ирада Зейналова: Москва всё-таки очень сложный город, и, вероятно, бешеное количество услуг, а вот насколько граждане активны в использовании МФЦ или, скажем так, в высказывании своих претензий наболевших?
 
Сергей Собянин: Мы оказываем услуг больше миллиона в месяц. За прошлый год (ровно миллион в месяц) — 12 миллионов услуг. В этом году по той динамике, которую видим, будет около 15. Причём должен сказать, что услугами могут воспользоваться не только люди, которые проживают в этом районе. У нас большинство услуг — они экстерриториальные. То есть вы, живя в другом микрорайоне, можете получить здесь или по месту работы, где вам удобно.